«Болезни роста» российских ГЧП-проектов: итоги и перспективы: Григорович Иван

Самый громкий проект, которым занимается ФКУ «Дороги России», - проект ПЛАТОН, где мы следим за исполнением концессионного соглашения.

Хотелось бы сделать акцент на двух этапах реализации концессионного соглашения - этапе создания и эксплуатации. Если на первом этапе мы переживаем за график и сроки, за те возможности, которые предусмотрены соглашением в части особых обстоятельств и управления. На этапе эксплуатации объекта речь идет о контроле со стороны концедента за достижением установленных целевых показателей, качеством услуг, сервиса, который предоставляется пользованию. Что на одном, что на втором этапе концедент сталкивается с тем, что орган, отвечающий за реализацию концессионного соглашения, взаимодействует с госорганами, которые выполняют контрольно-надзорые функции.

Наши цели работы, при этом, могут быть диаметрально противоположные. Задача концедента - в том, чтобы проект был реализован, создан объект концессионного соглашения, правильно и эффективно эксплуатировался, а государство и пользователи получали выгоду от создания этого объекта. Задача контрольно-надзорных органов состоит в выявлении нарушений, наказании виновных или тех, кого они таковыми считают. Достаточно много сил тратится концедентами, чтобы объяснить представителям Генпрокуратуры или Счетной палаты, а также Федерального казначейства, что такое концессионное соглашение, что ФЗ-115 немного отличится от закона о контрактной системе ФЗ-44, а задача концессионера - не в том, чтобы собрать все деньги и убежать после финансового закрытия сделки, а построить объект и эксплуатировать.

Хорошо, когда есть понимание команды руководителей, которые отвечают за проект, что мы делаем общее большое дело и они подставляют нам плечо, гораздо хуже если участники остаются один на один. Успех всего мероприятия всегда зависит от готовности взаимодействовать, помогать, отстаивать общую позицию.

Если понимание у всех участников процесса имеется, мы нормально реализуем свои функции по контролю за самим концессионным объектом и за его эксплуатацией. Но зачастую бывает наоборот. Если говорить о том количестве проверок, которые были проведены в ПЛАТОНе с момента подписания концессионного соглашения, то речь идет о десятках таких аудитов со стороны контрольно-надзорных органов федерального уровня. На региональном уровне, особенно если речь идет о строительстве инженерных сооружений, дорожных объектах или зданий (в частности проектов, связанных с объектами повышенной опасности), там число проверяющих органов в разы увеличивается.

В отношении концедентов зачастую применяется тот уровень бюрократии и совершенно немыслимых проверочных надзорных мероприятий, которые уже превышают все разумные размеры. Мы со своей стороны стараемся спокойно объяснить проверяющим органам все интересующие их подробности соглашения, но на это уходит слишком много времени и зачастую та сторона не понимает наших доводов. Счетная палата создает большие проблемы, ФАС - ключевой орган, который внедряется на стадии исполнения, когда параметры проектов могут модифицироваться, даже Гепрокуратура в последнее время стала активно интересоваться концессиям. Этим наша практика реализации ГЧП-проектов и отличается от западной, где проверочно-надзорных процедур в разы меньше.

17:50, 24 декабря 2017
Stroy.Expert
56,76 69,26