Как бороться с неплатежами в строительстве – «Первое арбитражное учреждение»

Максим Яковенко Заместитель председателя третейского суда «Первое арбитражное учреждение»

Вопрос с неплатежами в строительной отрасли по-прежнему стоит остро. Заказчики задерживают или не платят генподрядчикам, те, в свою очередь, - субподрядчикам, последние - производителям и поставщикам стройматериалов. В результате сложившейся ситуации происходит массовое банкротство малого и среднего бизнеса. Так, в 2016 году количество компаний, признавших себя банкротами, выросло в 5 раз по сравнению с предыдущим периодом. Что необходимо предпринять для исправления ситуации? Проблему недобросовестности исполнения обязательств контрагентами и борьбу с неплатежами в строительной отрасли обсудили с Максимом Яковенко, заместителем председателя третейского суда «Первое арбитражное учреждение».


Проблема своевременного исполнения взятых на себя обязательств в отраслях стройиндустрии заявляет о себе всё более отчетливо. Большинству руководителей и собственников бизнеса хорошо известны различные типы рисков работы как новыми, так и с проверенными партнёрами. Информация о способах проверки новых контрагентов доступна и распространена. Компании активно используют открытые источники получения информации о контрагентах. Это полезно не только для снижения рисков по сделке, но и для соблюдения рекомендаций налоговых органов о профилактике работы с однодневками.

Тем не менее формальная проверка контрагента позволяет предпринять лишь первичные - элементарные меры предосторожности. Следующий этап - создание низкорисковой структуры сделки, в которой порядок исполнения большинства обязательств построен таким образом, чтобы продвижение сделки вперёд зависело от взаимного выполнения обязательств. Но зачастую возможно встретить ситуации, когда более слабая сторона сделки, берет на себя повышенный риск. В этом случае она принимает на себя исполнение всех или некоторых ключевых обязательств до получения встречного предоставления - очередного транша оплаты или исполнения партнёром части своих обязательств.

Однако большинство сделок практически невозможно выстроить разумным образом, не принимая на себя определённые риски. Выход был найден и из такой ситуации - в период кризиса, работа постепенно стала строиться, в основном, с проверенными контрагентами. Многие применяют такой порядок: первые сделки - некрупные, затем, если контрагент ведёт себя добросовестно, то ему постепенно открывается возможность увеличивать как размер кредиторской задолженности, так и сроки оплаты. Такой способ выбора контрагентов зарекомендовал себя как довольно надёжный, но всё же и он время от времени может давать сбой. Нередко даже проверенные партнёры, работа с которыми длится не первый год, допускают просрочки, а иногда решение вопроса на годы уходит в суды, с последующим банкротством должника или другими малоприятными событиями.

Чем же, помимо злонамеренных действий, могут быть вызваны просрочки оплаты со стороны добросовестных контрагентов?

Строительная индустрия – одна из немногих сфер бизнеса, в которой наиболее высока взаимозависимость множества компаний, связанных общим проектом или партнёрскими отношениями. Так, например, если заказчик строительства допускает значительную просрочку работ подрядчику, тот становится перед выбором – тоже нарушить обязательства перед своими партнёрами, либо изыскивать средства, в том числе и кредитные, на покрытие кассового разрыва, но выполнить свои обязательства добросовестно. И первый и второй способ чреваты значительными издержками - финансовыми или репутационными. Субподрядчики или поставщики материалов в случае, если не имеют значительной «финансовой подушки», рискуют не только оказаться в сложном финансовом положении, но и совсем разориться. Такой «эффект домино» требует серьёзного подхода к вопросу контроля над дебиторской задолженностью.

Как видим, добросовестность и надёжность контрагента, в подобных случаях, имеет значение, но не решающее - в сложной ситуации может оказаться практически любая компания.

Каким же образом выстроить работу так, чтобы произошло именно снижение рисков, а не их перераспределение на менее защищённого партнёра?

Всегда есть возможность отстоять свои права в судебном порядке. Проблема в том, что судебный процесс в арбитражном суде может длиться от нескольких месяцев до года и более. Такое взыскание влечет значительные финансовые и временные издержки, которые изначально ложатся на добросовестную сторону.

Возможно ли их будет возместить?

Да, по крайней мере, часть из них, но при условии, что принятое и вступившее в силу судебное решение будет исполнено. Это и есть корень проблемы судебной защиты нарушенных прав - для эффективной работы механизма судебной защиты должно быть обеспечено принятие законного решения за такой срок, чтобы гарантировать возможность реального исполнения. Механизм судопроизводства в арбитражном суде по ряду причин не может обеспечить реализации такого механизма. Это не критика судебной системы, а факт, имеющий вполне обоснованные и реальные причины, который подтверждается практикой.

Причины таких особенностей - тема отдельной статьи, поэтому сосредоточимся лишь на практических рекомендациях. Чтобы сочетать преимущества и возможности судебного механизма с практическим подходом в защите прав добросовестной стороны, возможно применение механизма третейского судопроизводства. Именно практика применения третейских судов во всём мире используется для разрешения споров между коммерческими компаниями и очень распространена в строительной отрасли. Многие третейские суды известны на весь мир, среди них есть и российские арбитражи, о которых мы знаем еще со времён СССР - они разрешали споры, в основном, по внешнеторговым контрактам. В современных условиях возможность применения третейской подсудности позволяет с минимальными издержками принимать арбитражное решение в течение одного месяца.

Законом предусмотрен и механизм принудительного исполнения такого решения через судебных приставов. Так, передача спора на рассмотрение третейского суда позволяет обеспечить простой и надёжный механизм защиты прав добросовестной стороны в сделке и не втягиваться в долгосрочную судебную тяжбу. То есть каждая из сторон сделки понимает, что в случае недобросовестности, будет применён понятный и законно работающий механизм, гарантирующий защиту нарушенных прав. То есть имеется обязательство и механизм, обеспечивающий выполнение этого обязательства, который за вполне конкретный срок действует определённым и прозрачным образом. Само по себе наличие такого механизма является ощутимым фактором профилактики нарушений контрагентами взятых на себя обязательств. Как раз тот случай, когда выгоднее приложить максимум усилий к добросовестному исполнению принятых на себя обязательств, и практически нет возможностей избежать ответственности, поведя себя недобросовестно.

Таким образом, именно третейский суд может стать элементом создания низкорисковой структуры сделки, в которой все стороны заинтересованы в добросовестном исполнении взятых на себя обязательств.

Читайте также

Дмитрий Харламов
Генеральный директор ООО «ТРАНССТРОЙПРОЕКТ»

12:40

Дмитрий Еремеев
Генеральный директор Ассоциации развития стального строительства (АРСС)

18 июля
Stroy.Expert
59,08 68,00